Негативные реакции у детей на лечебные и диагностические манипуляции

Опубликовано: 28.03.2016

Методы введения лекарственных средств часто связаны с болевыми воздействиями, и в этой связи особого внимания требуют больные дети, у которых инъекции вызывают негативные поведенческие реакции, страх.

Это объясняется тем, что из всех органов и систем организма ребенка самой незрелой и наиболее ранимой является центральная нервная система.

Чрезмерно сильное и длительно повторяющееся раздражение, а также инфекции и интоксикации приводят к ее истощению.

Реакции больного на терапевтические воздействия определяются характером и степенью изменений, возникающих в организме под влиянием основного заболевания и сопутствующей патологии.

Известно, что боль может привести к различным функциональным изменениям:

  • учащению сердцебиения и дыхания
  • нарушению мочеотделения и пищеварения
  • усилению гормональной деятельности гипофиза и коры надпочечников и пр.

Наши наблюдения показали, что у большинства больных детей во время проведения подкожных, внутримышечных и внутривенных инъекций:

  • наступают изменения поведенческих реакций;
  • учащается пульс — на 10—30 ударов в 1 минуту;
  • повышается артериальное давление — на 1,3—4,0 кПа (10— 30 мм рт. ст.);
  • изменяются показатели электрокардиограммы.

Такие изменения наблюдались даже у внешне спокойных детей.

На вопрос в анкете: «Как вы относитесь к внутримышечным инъекциям?» дети школьного возраста отвечали по-разному: «хорошо», «не боюсь уколов», «умею побороть боль», «испытываю страх» («неприятное чувство», «боязнь перед уколом»).

По данным анкет, у большинства больных внутривенные инъекции вызывают негативную реакцию («покрываюсь холодным потом», «стучит в висках», «бегают мурашки», «сохнет во рту», «кружится голова», «нельзя ли уколы заменить таблетками?»).

В своих ответах дети:

  • перечисляют сестер, хорошо и плохо владеющих техникой внутривенных инъекций;
  • положительно отзываются о тех медицинских сестрах, которые перед манипуляцией разговаривают с ними и успокаивают.

Определенный страх у детей вызывает вид крови. Медицинские работники очень часто забывают об этом, оставляя неубранными шприцы и ватные тампоны со следами крови.

В анкетах дети пишут, что при заборе крови они больше волнуются, чем во время проведения внутримышечных инъекций, потому что боятся вида крови в пробирках и на тампонах.1357565646_negativnye-reakcii-u-detey-na-lechebnye-i-diagnosticheskie-manipulyacii

И действительно, мы часто видели возле стола лаборанта внезапно побледневших детей, иногда у них возникали и обморочные состояния.

Медицинские сестры должны это учитывать. После внутривенной инъекции больной должен покинуть манипуляционную (с чистым ватным тампоном на локтевом изгибе).

Использованные ватные тампоны желательно помещать в банку, оклеенную темной бумагой, с крышкой.

Некоторые медицинские сестры приглашают больных детей в манипуляционную, чтобы они присутствовали во время выполнения инъекций другим детям.

По мнению сестер, после этого у детей уменьшается страх, они убеждаются в безвредности этой процедуры и необходимости ее для выздоровления.

Но так ли это? Познакомимся с ответами детей на этот вопрос.

Почти все дети (за исключением нескольких) отвечали примерно так; «лучше бы мне сделали больно, чем Сереже», «страх не уменьшается, а усиливается, особенно, если вижу кровь», «стараюсь отвернуться и не смотреть», «сильно стучит в висках и кружится голова, когда другим больно», «волнуюсь, когда через иглу идет струя лекарства вверх» и т. д.

Вывод напрашивается сам собой — приглашать ребенка в манипуляционную, когда делают инъекции его товарищам, нежелательно потому, что у него появляются негативные эмоциональные реакции на «чужую боль».

Довольно часто приходится видеть детей, сидящих в манипуляционной комнате в ожидании своей очереди на инъекцию.В них порой трудно узнать бойких, шумных в палатах мальчиков и девочек.Притихшие, с тревожным взглядом, они следят за каждым жестом сестры, прислушиваются к каждому ее слову.

Кроме изменения поведения, у этих детей возникают и некоторые вегетативные реакции:

  • нарушается ритм внешнего дыхания,
  • изменяется тонус сосудов, что мы наглядно увидели на записи плетизмограмм и пневмограмм, произведенных в период ожидания предстоящей манипуляции (условный раздражитель) и во время инъекции (безусловный раздражитель).

Условным раздражителем была имитация обстановки выполнения инъекций. С этой целью больных детей приглашали в лабораторию функциональной диагностики кафедры педиатрии, где производилась плетизмография после адаптации ребенка к обстановке.

На фоне нормализовавшейся плетизмограммы в лабораторию заходила медицинская сестра со стерилизатором и приготовленным для внутримышечного введения лекарством (согласно листу назначения).

Запись плетизмограммы и пневмограммы продолжалась в течение следующих 5—10 мин в присутствии медицинской сестры, ожидающей окончания исследования.Затем, не отключая датчиков прибора, больному делали инъекцию (безусловный раздражитель), и медсестра уходила.

Какие же изменения на плетизмограмме удалось зарегистрировать?

1357565809_negativnye-reakcii-u-detey-na-lechebnye-i-diagnosticheskie-manipulyacii1

На рисунке (фото) видно, что у ребенка на фоне нормальной плетизмограммы (верхняя кривая, отрезок 1—2) с приходом манипуляционной медицинской сестры (2) резко изменился характер плетизмографической кривой (отрезок 2—3):

  • исчезли волны первого и второго порядка
  • кривая приобрела вид узкой ломаной линии.

Указанные изменения можно объяснить сужением периферических сосудов в момент прихода манипуляционной сестры (условный раздражитель), ассоциировавшегося с предстоящей болезненной манипуляцией.

Спустя некоторое время, когда началось восстановление плетизмограммы (отрезок 3—4), была произведена внутримышечная инъекция (4, безусловный раздражитель).

Форма плетизмограммы резко изменилась, однако сразу же после укола наступило ее восстановление. Аналогичные изменения наблюдались и на пневмограмме (нижняя запись на рисунке).

На плетизмографической кривой показано, что реакция сосудов в ответ на условный раздражитель была более продолжительной, чем при болезненной манипуляции.

Проведенные исследования наглядно убеждают в том, что даже внешне спокойные дети реагируют на предстоящие болезненные лечебные и диагностические манипуляции, что сопровождается:

  • значительным возбуждением центральной нервной системы;
  • изменением реакций сосудов;
  • нарушением регуляции ритма внешнего дыхания.

Отсюда следует вывод: необходимо максимально сократить период действия условного болевого раздражителя. Иными словами, приглашать больного в манипуляционную следует только после полной подготовки инструментария и медикаментов.

Большое беспокойство вызывает у детей проведение некоторых диагностических исследований. Самая неприятная процедура для большинства больных (88 %) —зондирование пищеварительного тракта.

Успешность этой процедуры зависит от умения медсестры, ее осуществляющей. Опытные медицинские сестры используют некоторые приемы, уменьшающие отрицательную поведенческую реакцию на зондирование.

Эти приемы они описали в анкетах:

  1. Зондирование пищеварительного тракта проходит более успешно, если больные накануне посмотрят, как производится это исследование другим детям;
  2. При проведении зондирования нескольким детям первым должен идти на процедуру самый смелый и спокойный ребенок;
  3. Если больной ребенок просит перенести зондирование на другой день, следует удовлетворить его просьбу. Волевые приемы при этом исследовании не должны иметь места;
  4. Если после зондирования у больного исчезают боль и диспепсические расстройства, он может убедить других детей в лечебном эффекте этой процедуры и необходимости ее проведения;
  5. Негативная реакция на зондирование уменьшается, если во время процедуры присутствуют соседи по палате, отвлекая внимание больного разговором или читая книгу.

Медицинские сестры и врачи привыкли считать зондирование безопасной манипуляцией. Это не всегда так.

На практике был случай, когда во время зондирования двенадцатиперстной кишки медицинская сестра оставила больного ребенка дошкольного возраста без присмотра на несколько минут в манипуляционной.

Мальчик продолжал делать глотательные движения. Вернувшись, сестра увидела во рту ребенка только конец дуоденального зонда. Осторожными движениями она извлекла его на необходимую длину, и процедура закончилась успешно.

Второй необычный случай во время зондирования произошел с девочкой подросткового возраста. Проглотив зонд, больная читала книгу и потихоньку «жевала» зонд.

Во время введения через зонд сернокислой магнезии медицинская сестра обнаружила дефект в резиновой трубке. Зонд был немедленно извлечен, и если бы сестра вовремя не заметила, что девочка перекусила зонд, процедура могла бы закончиться осложнением — попаданием инородного тела в пищеварительную систему.

Во время зондирования медицинские сестры должны все время беседовать с больными, следить за их самочувствием.

Мы наблюдали случай, когда во время зондирования у девочки наступило обморочное состояние. Медицинская сестра приняла это состояние за сон.

Наблюдающий за процедурой врач заметил сильную бледность лица больной и другие признаки обморочного состояния. Зонд был немедленно извлечен, проведены необходимые лечебные мероприятия. Все обошлось благополучно.

В детскую больницу часто поступают больные с острым отравлением. Особое внимание следует обратить на трудную для детей лечебно-диагностическую манипуляцию — промывание желудка.

Во время промывания желудка дети, особенно раннего возраста, оказывают двигательное сопротивление, кричат, вырывают зонд.

Естественно, что при такой выраженной негативной реакции ребенка проводить эту процедуру сложно, и можно допустить ошибку в технике промывания — ввести зонд в трахею (вместо пищевода).

В таких случаях может наступить аспирация промывными водами и смерть ребенка. На вопрос в анкетах для медицинских сестер: «какие клинические признаки у больного свидетельствуют о попадании зонда в трахею (а не в желудок)?» ответы были следующие: «сильный кашель», «цианоз губ», «выраженное беспокойство» и другие.

Не был назван один из главных признаков — афония (отсутствие голоса), которая возникает вследствие повреждения зондом голосовых связок.

В связи с необходимостью частого проведения у детей промывания желудка медицинские сестры должны хорошо владеть техникой данной манипуляции и знать все признаки возможных при этом осложнений. Обязательным является присутствие врача во время процедуры промывания желудка.

Реакции детей на лечебные манипуляции и диагностические исследования могут быть сведены к минимуму только при хорошей технике их проведения. Поэтому медицинская сестра должна постоянно совершенствовать свое профессиональное мастерство.

Как следует из приведенных нами наблюдений, на детских медицинских сестер возложена большая ответственность за качество и исход проводимых манипуляций и исследований у детей, поведенческие реакции которых на процедуры значительно отличаются от реакции взрослых больных.